Баянова Алла Николаевна: биография и личная жизнь певицы

Рождение и семья

Алла родилась 18 мая 1914 года в городе Кишиневе. Его настоящее имя — Левицкая.

В православных церквях всегда были книги, в которых записывались «документы гражданского состояния». До сих пор такая книга хранится в церкви Николая Чудотворца Кишиневского. В нем есть запись от 7 июня 1914 года, что 18 мая 1914 года родителями родились дворянин Николай Леонардович Левицкий и его жена, тоже дворянского происхождения, Евгения Александровна Скородинская. Дочь была названа в честь великомученицы Аллы. Обряд святого крещения совершили псалмопевец Зиновий Свитенко и иерей Гавриил Златов.

Отец девочки имел музыкальное образование, которое получил в Италии у известного на всю Европу маэстро Антонио Катони. Вернувшись домой из Италии, Николай Леонардович взял себе псевдоним «Баянов». Работал певцом в операх Кишинева, Киева и Одессы.

Мама Аллы происходила из образованной и просвещенной помещичьей семьи. Его отец, Александр Скородинский, дослужился до генеральского чина. В юности Евгения Александровна изучала танец и в совершенстве овладела этим видом искусства.

Любовь родителей Аллы Баяновой была молниеносной и очень романтичной. Они познакомились после возвращения Николая из Италии, чувства сразу вспыхнули с большой силой. Родители Евгении отказались благословить этот брак. А потом все произошло по-гусарски: невесту похитили, а зимой на трех лошадях увезли молодых влюбленных в церковь, где все было готово к свадьбе. После того, как Евгения вышла замуж за Левицкого, она выступала с мужем как артистка балета.

Румынский период

После Европы они достигли азиатских стран: Ливана, Египта, Сирии, Иордании и Палестины. Во время выступлений в Бейруте об Алле стал заботиться настоящий шейх. Он приходил на все ее концерты, приглашал на ужин, а потом делал предложение. Но когда об этом узнала мама, она наложила строгий запрет на встречи Аллы с шейхом. А вскоре семья переехала в Бухарест.

Во время выступления в Бейруте Алла и ее родители познакомились с певцом Петром Лещенко и его женой Зинаидой Закис. Когда Баяновы приехали в Бухарест, Лещенко выступала там в одном из баров со своими сестрами-танцовщицами. Их недавнее знакомство переросло в крепкую дружбу. А вскоре Петр открыл свой ресторан и пригласил Аллу спеть нам.

На Баянова

Так начался румынский период в жизни певца, который длился почти шестьдесят лет. Он был насыщен событиями, счастлив и такой, что мне хотелось бы поскорее забыть. Долгое время работала в ресторане Лещенко, потом пошла в румынский театр «Альгамера», где исполняла русские романы и песни. За такой репертуар тайная полиция арестовала Аллу и поместила в концлагерь, посчитав, что певица ведет пропагандистскую агитацию в пользу Советского Союза. Баянова провела в лагере полтора года.

А когда закончилась Вторая мировая война и в Румынии установился социалистический режим, работы Аллы Баяновой, наоборот, оказались востребованными. Она перевела на румынский язык много русских и советских песен, и публика слушала ее, затаив дыхание.

Когда к власти пришел Чаушеску, в его творческой жизни был еще один период позора. Алла в то время работала солисткой на румынском телевидении и радио. Товарищ Чаушеску ненавидел все русское, поэтому запретил Баяновой петь на этом языке, а также на немецком и французском языках. Ему пришлось перевести весь свой репертуар на румынский язык.

Однако, несмотря на все запреты, Алла Баянова выпустила семь гигантских пластинок, пять из которых были на русском языке. Исполнил произведения Веласкеса, Пиаф и Гершвина, сочинил музыку и выпустил авторский диск со стихотворными сочинениями Константина Симонова и Сергея Есенина.

Алла гастролировала практически по всему миру, но в голове постоянно звучали слова отца: «В России надо петь. У вас нет права умирать, пока это не коснется российской публики».

На Баянова

Первые диски

Также в Румынии Алла начала выступать в театрах и начала выпускать свои первые музыкальные альбомы. Именно с Румынией связана большая часть биографии Аллы Баяновой. Во время Второй мировой войны Алла осталась в Румынии и решила никуда не переезжать. Но судьба тоже внесла свои изменения: Аллу сослали в концлагеря за то, что она пела русские песни.У Баянова в украшениях

После окончания Второй мировой войны Алла Баянова решает возобновить выступления на сцене. Его возвращение вызвало у зрителей настоящую бурю положительных эмоций. Артист решил, что переведет русские песни на румынский и исполнит их для публики. Итак, Алла Баянова начала выступать на большой сцене и начала путешествовать по миру с гастролями. Спустя время в жизни Аллы возникли небольшие трудности, в результате чего она стала задумываться о переезде в Советский Союз. В конце 80-х Алла наконец приняла решение, подала заявление на получение советского гражданства и стала ждать. Ответ пришел довольно быстро, и для Аллы Баяновой он был положительным. Для официальной регистрации ему нужно было заключить брак, который стал фиктивным (по делу).

Последние годы жизни. Смерть

В России Алла Баянова продолжала радовать слушателей своим творчеством. В 2009 году юбилейный вечер певицы прошел в Московском театре оперетты по случаю ее 95-летия.
30 августа 2011 года скончалась Алла Баянова. Умер от лейкемии в Первом московском хосписе. Похоронили певца на Новодевичьем кладбище.

Марина Веселенко

Возвращение на родину

В конце 1950-х Баянова стала искать возвращения в Советский Союз. Но впервые она приехала сюда только в 1975 году по гостевой визе, с румынским эстрадным ансамблем, с которым выступала в Украинской ССР.

В 1985 году Министерство культуры СССР пригласило Аллу в труппу «Мелодия» для записи двух дисков. В 1986 году давал благотворительные концерты в Москве и Ленинграде. Один такой концерт показали по телевидению, и только тогда советские слушатели узнали уникальную певицу, неподражаемую Аллу Баянову.

В конце 1989 года он получил советский паспорт и переехал жить в Москву. Несмотря на то, что ей было уже 75 лет, Алла начала активный гастрольный бизнес. За десять лет проработала 1500 концертов, стала членом Союза театральных деятелей, солисткой Московского государственного театра эстрады.

Она объехала всю Россию — от Благовещенска до Калининграда, и везде ее обожали, обожали. Он не пытался как-то покорить публику, просто пел для них и любил всем своим русским сердцем. До этого Алла всю жизнь пела в чужом мире, а теперь вернулась на родину.

В 2009 году в Московском театре оперетты состоялся последний юбилейный спектакль, посвященный 95-летию певца. В 2011 году умерла Алла, похоронена на российской земле, на Новодевичьем кладбище в Москве.

Начало сценической карьеры

У Николая Баянова был номер, в котором он исполнил роль Кудеяра, слепого старика. По сюжету герою Кудеяра нужен был мальчик-поводырь, и пока искали маленького артиста на эту роль, решили, что с Баяновым выступит дочка Аллы.

Он нигде не научился петь; голос девушки был естественно натренирован.

На первом выступлении искупались, было так трогательно, что гости ресторана бросились к артистам, утирая слезы. Девочку сжимали и целовали, а руку ее отца сжимали. Выскочил хозяин ресторана и сказал, что не нужно искать кого-то на роль мальчика-гида, он готов заплатить все, что скажет его отец, чтобы Баянов продолжил выступать вместе с дочерью. Аллу называли небывалым существом и чудесным ребенком, так началась ее настоящая театральная деятельность. В чашу девушки бросили много денег, а одна дама даже надела на нее золотое кольцо. Когда они вернулись домой, отец сказал моей матери: «Видишь ли, моя дочь заработала зимнее пальто».

Вечером того же дня папа взял слово у своей девятилетней дочери, которая однажды вернется в Россию и обязательно будет петь для русских сердец.

С тринадцати лет Алла начала самостоятельно выступать. Она была еще неуклюжим подростком, и ее бабушка в шутку сказала, что девочке не помешает стать красивее, на что мама очень обиделась. Хотя потом действительно казалось, что бабушкиное желание сбылось, Алла стала красивее и цвести прямо на наших глазах.

Когда девушка пела в ресторане «Казанова», ее услышал русский артист Александр Вертинский. Он пригласил ее выступить вместе в самом известном на то время ресторане Парижа — Большом Эрмитаже в Москве. Сюда принимали не всех певцов, отбор был очень тяжелым. Алла проработала в Московском Эрмитаже два года, для нее это была фантастическая художественная школа.

Здесь Баянова влюбилась впервые, его избранником стал молодой человек княжеского происхождения по имени Андрей. Ему тоже очень нравилась Алла, он просил у родителей разрешения на брак. Они решили подождать всего три года, пока невесте исполнится семнадцать. Но Баяновой не суждено было стать принцессой, Андрей погиб в автокатастрофе.

Работа Аллы помогла ей пережить трагедию. Баяновы покинули Париж и некоторое время скитались по свету. Сначала они выступили в Белграде, затем в Афинах, потом, переходя из одного отеля в другой, они гастролировали по всей Европе.

Отношения с Жоржем Ипсиланти

Впоследствии в личной жизни артистки произошли изменения, но ей снова запретили встречаться и общаться с новым избранником. Как оказалось, мать была против отношений дочери с пианистом Жоржем Ипсиланти, поэтому однажды отправила наследницу сделать аборт.

Влюбленные поженились тайно. Таким образом, пианист стал мужем Аллы Баяновой. Их отношения тоже развалились. Однако на этот раз брак был прерван из-за измены исполнителя. Актриса изменила мужу с неким бизнесменом, который на момент связи с певицей тоже был женат. В этих отношениях у Аллы Баяновой не было детей.

Дебютный выход на сцену

Когда Алла подросла, ее отец устроился в ресторанчик «Казбек». Именно там он впервые появился на сцене. В небольшой постановке папа сыграл слепого, который везде ходил с проводником. В роли очень помогла ее маленькая дочь Алла Баянова.

Во время выхода на сцену отцу приходилось стучать палкой по земле, а другому приходилось опираться на девушку. Тогда зритель должен был услышать из его уст композицию «Вечерние звонки». Как только дело дошло до пения, перед мужчиной оказалась маленькая Алла, что просто шокировало всю публику. После того, как он закончил песню, публика продолжала аплодировать и кричала: «Браво!»

Алла Николаевна

Именно тогда началась творческая карьера нашей героини. Ему стали поступать предложения о сотрудничестве одно за другим. Ее мама также была связана с театральной сценой, работала танцовщицей. Долгое время он не хотел позволять дочери выступать.

Ранние детские годы

Первые несколько лет после рождения маленькая Алла прожила в Кишиневе. Тогда это был центр Бессарабской губернии, и девушка вспоминала Кишинев, как если бы это был не город, а страну в стране. Это был кусочек древнерусской земли, где помещики жили на орловских рысаках, огромных землях и лучших виноградниках. Но затем пришла советская власть, и многим состоятельным семьям пришлось уехать в Румынию.

Отец Аллы воевал на фронтах Первой мировой войны и, вернувшись в 1918 году, начал бесконечную череду поездок из одной страны в другую. Им помогли выехать за границу случайно, отец представил семью как небольшую гастролирующую театральную труппу. Если бы были известны их истинные благородные корни, то маловероятно, что Левицкие были бы освобождены, а потому их судьба могла быть мрачной.

Долгое время они находились в немецком лагере беженцев Целле. Маленькая девочка изучала немецкий язык, мама шила и этим зарабатывала на жизнь, потом отца приняли в театр «Маска». Маленькая Алла любила проводить время с отцом, брала ее с собой в театр, и здесь произошло первое знакомство будущей певицы со сценой.

Личная жизнь Аллы Баяновой

Впервые Алла Баянова влюбилась в 14 лет. Так что она уже считалась профессиональной певицей и работала в Эрмитаже. Юношу звали Андрей, он происходил из княжеской семьи. Возлюбленный просил руки у родителей Аллы, но брак отложили на три года, пока Алле не исполнилось 17 лет. Но брака так и не произошло. Андрей попал в автокатастрофу.
Работа помогла певице уйти от потрясения. Алла уехала на гастроли. В Бейруте у девушки появился новый поклонник — шейх. Он постоянно ходил на спектакли Баяновой и однажды сделал девушке предложение. После того, как об этом узнала мама Аллы, с поклонником запретили общаться.
За этим снова последовала влюбленность в «не того человека». Алле понравился пианист Жорж Ипсиланти. Мама была против отношений, поэтому Алла сделала аборт, как только узнала, что беременна. Однако тайно пара поженилась.
Отношения закончились, когда Алла изменила Жоржу с малоизвестным человеком. Бизнесмен Сергей Виноградов был на 20 лет старше певца и к тому же был женат. Наутро после измены Алла призналась в этом мужу. Джорджио ушел. Отношения с Виноградовым вскоре угасли.

Алла Баянова не имела детей
У Аллы Баяновой детей не было, в 1940 году семья Баяновых переехала в Румынию. Алла выступала и гастролировала, работала в румынском театре, где исполняла русские песни. За «пропаганду в пользу СССР» ее наказали и отправили в лагеря. Через полтора года она вернулась, и ей приходилось каждый день ходить в жандармерию, чтобы зарегистрироваться. В одной из кампаний его начальник стал проявлять безошибочные признаки внимания. Девушка отказалась и в слезах выбежала из жандармерии. Тогда ее чуть не сбила машина. Водитель попытался успокоить девушку и предложил отвезти ее домой. Так Баянова познакомилась со своим вторым мужем Стефаном Шендри, человеком из богатой и знатной семьи. Во время установления социализма в Румынии Стефана стали обвинять во всех смертных грехах и пытались арестовать. Семья сбежала и спряталась на чердаках и в подвалах Бухареста. Жену Баяновой снова схватили и отправили на три года на принудительные работы. Он вернулся из тюрьмы озлобленным и попытался излить свой гнев на жену. Алла не потерпела издевательств и ушла от Стефана.
Третий брак был браком по расчету. Алла вышла замуж, чтобы уехать из Румынии. Но без любви она не смогла построить семью и быстро рассталась с мужем. Певица смогла получить российское гражданство только в 1989 году. Потом она приехала в страну даже без вещей. Горбачев подарил Алле квартиру на Старом Арбате, куда переехал художник. Он был в изгнании
Находившийся в ссылке Алла Баянова так и не нашла свою вторую половинку. У нее не сложилось, и она родила мальчика. Она ждала ребенка от второго мужа, но на четвертом месяце беременности у нее случился выкидыш. Врачи диагностировали Баянову бездетность.

Второй брак Аллы Баяновой

В 1940 году семья Баяновых обосновалась в Румынии. Алла стала активно выступать и на гастролях, работать в одном из местных театров, где исполняла русские композиции. За «пропагандистскую деятельность в пользу СССР» девушку наказали и отправили в лагеря. Буквально через полгода ей удалось уехать домой, но день за днем ​​приходилось идти в жандармерию и регистрироваться. Однажды начальник отдела стал проявлять свое внимание.

Тогда девушка отказалась от мужчины и в слезах выбежала из здания. Из-за страха он даже не обратил внимания на проезжую часть. Почти попал под машину. Водитель попытался успокоить встревоженную артистку и предложил отвезти ее домой. Так и произошло знакомство Аллы Баяновой со вторым мужем. Во время установления социализма в Румынии мужчину начали обвинять во всех смертных грехах и даже пытались его арестовать. Вся семья сбежала и стала прятаться в подвалах и на чердаках Бухареста.

Через некоторое время муж Аллы Баяновой был арестован и отправлен на три года на принудительные работы. Мужчина вернулся из тюрьмы озлобленным, поэтому начал изливать всю злость, накопленную за три года, на любимой. Алла не выдержала всех издевательств, поэтому ушла от мужа.

Детство и юность

Алла Левицкая (настоящее имя певицы) родилась 18 мая 1914 года в Кишиневе, Молдова. Девушка стала первенцем в творческой семье оперного певца Николая Левицкого, выступавшего под псевдонимом Баянов, и артистки балета Евгении Скородинской. Оба родителя Аллы имеют дворянское происхождение, а мать вообще происходила из знатной помещичьей семьи, она была дочерью генерала.

Раннее детство Алла провела в Кишиневе, который в то время был центром Бессарабии. Ему было 4 года, когда его отец вернулся с фронта и начал серию переездов. Пребывание в Бессарабии, которая теперь вошла в состав Румынии, было опасным: как представители знати они могли подвергаться гонениям. Поэтому отец тайно забрал жену и дочь, представив их небольшой артистической труппой.

Долгое время семья ютилась в немецком лагере беженцев в Берлине. Евгения Александровна зарабатывала на жизнь шитьем, а отец начал петь в театре. Он часто брал дочь с собой на спектакли, которые стали первым знакомством Аллы с творчеством, музыкой, волшебным миром театра.
В 1921 году Левицкие переехали в центр русской эмиграции — Париж. Здесь Алла посещала частную школу при католическом монастыре, свободно говорила по-французски. Но чтобы дочка не забывала русский язык, родители отправили ее в центр для детей эмигрантов, где Алла общалась с соотечественниками на родном языке.

В 9 лет состоялся артистический дебют будущей звезды романов. Николай Баянов, который на тот момент ушел из оперы и сосредоточился на сцене, заключил договор с парижским рестораном «Казбек» на вечерние театральные постановки. Сам он выступил в образе старого слепого Кудияра, но на роль мальчика-проводника привел маленькую Аллу.
И хотя работа девушки заключалась только в том, чтобы выводить отца на сцену, она вышла на сцену и пела вместе с ним. Само собой разумеется, что в тот вечер Алла произвела фурор и стала любимицей публики.

«Так началась моя артистическая карьера… Когда мы уже гуляли за кулисами, женщина бросила мне кольцо и банкноту в мою чашку. Вслед за ней кидать деньги начали и другие гости ресторана. Дома отец сказал матери: «Понимаешь, дочка заработала зимнее пальто», — вспоминает Алла Николаевна.

Париж

Но семье Левицких совершенно не понравился равнодушный и холодный Берлин, и они решили переехать в центр русской эмиграции — Париж. В 1921 году они прибыли в столицу Франции, куда Аллу отправили учиться в частную школу при католическом монастыре.

Раз в неделю он посещал специальное учебное заведение для детей иммигрантов из России, где учителя старались сохранить русский язык. Поэтому Алла одинаково свободно говорила по-французски и по-русски. Несмотря на то, что позже певица вернулась в Россию, она сохраняла любовь к французскому языку до конца жизни и читала литературу о нем в оригинале.

Папе предложили спеть в Ла Скала, у него был потрясающий басовый баритон. Но с этого момента он начал отходить от оперы, отдавая все большее предпочтение эстрадной музыке. Некоторое время Николай Баянов работал с Никитой Балиевым в Театре «Летучая мышь», они много снимали не только в Париже, но также в Лондоне и Берлине.

Но в какой-то момент отец устал от гастролей и решил остепениться. В то время огромную популярность в парижских ресторанах набирали цыганские романы и песни. Николай Баянов подписал договор с владельцем недавно открывшегося кавказского ресторана «Казбек». В заведении был потрясающий зал, персонал был одет в национальную черкесскую одежду, а в музыкальной программе принимали участие только самые известные певцы и танцоры того времени.

Отрывок, характеризующий Баянова, Алла Николаевна

— Да, да. А где полк князя Болконского, подскажите? — спросил Пьер. — Андрей Николаевич? мы пройдем, я отведу тебя к нему. — А как насчет левой стороны? — спросил Пьер. «Сказать по правде, entre nous, между нами, наш левый фланг, Бог знает, на какой позиции, — сказал Борис, уверенно понижая голос, — граф Беннигсен вообще не догадался. Он собирался укрепить этот холм вон там., совсем нет . но, — пожал плечами Борис, — Его Светлость не захотела, или ему сказали. Ведь… — А Борис не кончил, потому что в этот момент Кайсаров, Кутузов адъютант подошел к Пьеру. «А! Пейси Сергеич, — сказал Борис, обращаясь к Кайсарову со свободной улыбкой, — а вот я пытаюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как Его Светлость угадывала намерения французов. Так что так правильно! »« Вы имеете в виду левый фланг? — сказал Кайсаров. — Да, именно так. Наш левый фланг сейчас очень и очень силен. Несмотря на то, что Кутузов выгнал из штаба все лишнее, Бориса, после изменений, внесенных Кутузовым, ему удалось остаться там штаб-квартира. Борис присоединился к графу Беннигсену. Граф Беннигсен, как и все люди, с которыми был Борис, считал молодого князя Друбецкого бесценным. Командовали армией две четкие и определенные партии: партия Кутузова и партия начальника штаба Беннигсена. Борис был с этой последней партией, и никому, как он, не удавалось, рабски уважая Кутузова, заставить его почувствовать, что старик плохой и что всем делом руководит Беннигсен. Наступил решающий момент битвы: либо уничтожить Кутузова и передать власть Беннигсену, либо, если Кутузов также выиграет битву, убедить, что все сделал Беннигсен. В любом случае завтра должны были быть розданы отличные призы и выдвинуты новые люди. И в результате Борис весь день был в раздражении. Что касается Кайсарова, то к Пьеру подходили и другие его знакомые, и он не успевал отвечать на вопросы о Москве, которыми его бомбили, и не успевал слушать рассказы, которые ему рассказывали. На всех лицах было оживление и тревога. Но Пьер думал, что причина волнения, выраженного на некоторых из этих лиц, больше кроется в личном успехе, и что другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах, говорило о неличном, но общие вопросы не выходили из его собственный разум, вопросы жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и собравшуюся вокруг него группу. «Позови его от меня», — сказал Кутузов. Адъютант выразил желание Его Светлости, и Пьер подошел к стойке. Но еще до него к Кутузову подошла обычная милиция. Это был Долохов. — Как это здесь? — спросил Пьер. — Это такая зверюга, что везде будет ползать! — ответил Пьер. — Он понижен в должности. Теперь он должен выпрыгнуть. Он представил какие-то проекты и ночью полез в цепь врага . но молодец! .. Пьер, снимая шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым. — Я решил, что если я обращусь к вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вы знаете, о чем я сообщаю, и поэтому я не буду худеть… — сказал Долохов. — Очень хорошо. — И если я прав, то я выиграю от Родины, за которую готов умереть. — Итак .. так… — И если вашей светлости нужен человек, который не щадит вашу шкуру, то, если вы меня помните… Может быть, я буду полезен вашей светлости. — Так .. так… — повторил Кутузов, глядя на Пьера смеющимся, полузакрытым взглядом. В этот момент Борис со своей придворной ловкостью подошел к Пьеру в непосредственной близости от начальства и самым естественным, а не вслух взглядом, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру: ополченцы — им просто нужно надеть чистые белые футболки, чтобы приготовиться к смерти… Какой героизм, посчитайте! Борис сказал это Пьеру, видимо, чтобы его выслушало Его Светлость. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и на самом деле Его Светлость обратилась к нему: — Что ты про милицию? Он сказал Борису. — Они, ваша светлость, готовятся к завтрашнему дню, к смерти, носят белые рубашки. — Ах! .. Замечательные люди, бесподобные! — сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. — Бесподобные люди! Он повторил со вздохом. — Хочешь понюхать порох? Он сказал Пьеру. — Да, запах приятный. Я имею честь поклоняться твоей жене, она в порядке? Моя остановка к вашим услугам. И, как это часто бывает со стариками, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как бы забыв обо всем, что ему нужно было сказать или сделать. Очевидно, вспомнив, что он искал, он кивнул брату своего адъютанта Андрею Сергеичу Кайсарову. — Как, как, как стихи Марины, как стихи, как? Кто на Геракова написал: «Учителем в корпусе будешь… Скажи, скажи», — начал Кутузов, явно с намерением рассмеяться. Кайсаров читал… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в ритме стихотворения. Когда Пьер отвернулся от Кутузова, Долохов, подойдя к нему, взял его за руку. «Я очень рад встретить вас здесь, граф», — сказал он вслух, не смущаясь присутствием посторонних, с особой решимостью и торжественностью. — Накануне дня, когда Бог знает, кому из нас суждено остаться в живых, я рад возможности сказать вам, что сожалею о недоразумениях, которые существовали между нами, и желаю, чтобы вы ничего не имели против меня. Прошу простить меня. Пьер, улыбаясь, смотрел на Долохова, не зная, что ему сказать. Долохов со слезами на глазах обнял и поцеловал Пьера. Борис что-то сказал своему генералу, и граф Беннигсен повернулся к Пьеру и предложил сопровождать его в строю. «Вам будет интересно», — сказал он. «Да, очень интересно, — сказал Пьер. Через полчаса Кутузов уехал к Татариновой, а Беннигсен и его окружение, включая Пьера, перешли черту. Из Горок Беннигсен пошел по главной дороге к мосту, который курган указал Пьеру как центр позиции, и на котором на берегу стояли ряды скошенной травы, пахнущей сеном. Они перешли по мосту в село Бородино, оттуда повернули налево и, миновав огромное количество войск и пушек, направились к высокой насыпи, на которой ополченцы копали землю. Это был редут, еще не имевший названия, впоследствии названный Раевской редукцией, или курганной батареей. Пьер мало обращал внимания на этот редут. Он не знал, что это место запомнится ему больше, чем все места в бородинском лагере. Потом через овраг поехали в Семеновский, где солдаты тащили последние стволы бараков и сараев. Затем под гору и в гору они продвигались через разбитую рожь, избитую градом, по свежевымощенной артиллерийской дороге, по толчкам пашни до уступа своего рода укрепления. (Прим. Льва Толстого.), Уже тогда еще копали. Беннигсен остановился у водостока и стал ждать Шевардинского редута (бывшего вчера нашим), на котором можно было увидеть несколько гонщиков. Офицеры сказали, что это Наполеон или Мюрат. И все с нетерпением смотрели на эту стаю всадников. Пьер тоже посмотрел туда, пытаясь угадать, кто из этих еле заметных людей был Наполеоном. В конце концов всадники покинули курган и скрылись. Беннигсен повернулся к подошедшему к нему генералу и стал объяснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Беннигсена, напрягая все свои умственные силы, чтобы понять суть надвигающейся битвы, но с болью чувствовал, что его умственных способностей для этого недостаточно. Он ничего не понимал. Беннигсен замолчал и, заметив фигуру слушающего Пьера, внезапно сказал, повернувшись к нему: «Я не думаю, что тебя это волнует?» — А, наоборот, очень интересно, — не совсем искренне повторил Пьер. Покраснев, они поехали дальше налево по дороге, вившейся через густой низменный березовый лес. Посреди этого леса заяц-русак с белыми ногами выскочил на дорогу перед ними и, испугавшись топтания большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге перед ними их, привлекая внимание, общий и смех, и только когда они закричали на него в несколько голосов, они бросились в сторону и исчезли в роще. Проехав две версты через лес, они вышли на поляну, где стояли войска корпуса Тучкова, который должен был защищать левый фланг.

Биография Аллы Баяновой. Детство

С ранних лет наша героиня была спокойным и послушным ребенком. Она выросла в семье военного. Его отец, Николай Баянов, был на фронте. Вернувшись домой в 1918 году, он решил взять свою семью в Париж. Раньше работал в опере. У него был баритон-бас, поэтому он получил много интересных предложений и никогда не стоял на месте. Отец Аллы Баяновой получил музыкальное образование у самого Котони в Риме.

После возвращения с войны отец продолжал выступать в оперных театрах в родном Кишиневе, а также в Одессе и Киеве (Украина). Он часто брал с собой дочь, что отчасти сыграло роль в его выборе дальнейшей профессии. Конечно, он не был без генов. Алла Баянова взяла лучшее от отца.

Во французской столице Алла училась в обычной школе, а в свободное время посещала учебное заведение для русских эмигрантов. Там он тщательно изучил свой родной язык.

Дебют на сцене

Когда дочка подросла, Левицкий ушел из Балиева и устроился в ресторан-бар «Казбек». Уже там Алла впервые вышла на сцену. Отцом в музыкальной программе заведения был старый слепой Кудеяра. Ему нужно было руководство. Пока его искали, 9-летняя Алла с удовольствием его изобразила.

Алла Баянова в молодости
Алла Баянова в молодости На сцене была такая картина: Николай одной рукой держал палку, бил ее по полу, а другой опирался на тонкое плечо Анны. Контраст был ошеломляющим: могущественный мужчина и ребенок. В какой-то момент певец должен был спеть «Вечерние колокола», но перед ним оказалась дочь. Алла Баянова красиво спела
Алла Баянова прекрасно спела, и зрители остались в восторге. После шоу все зрители бросились к паре, поцеловали Аллу и пожали руку Николаю. Потом стало понятно, что другого гида искать не надо. Это было началом творческой карьеры Аллы Баяновой. Мать будущего артиста, кстати, балерина кордебалета, сопротивлялась, не хотела, чтобы дочь выходила на сцену. Но потом стали поступать заманчивые предложения.
Однажды Вертинский пришел послушать вундеркинда. Он назвал ее Аделаидой, сравнил с «Птицей хора» и на несколько дней уговорил девушку съездить в Большой Эрмитаж в Москву, где она в то время выступала.
Популярность стала расти от спектаклей в Эрмитаже. Семья Банновых переехала в Белград. Там 15-летняя Алла работала в ресторанах и даже гастролировала по Германии. Затем были Афины, два года спустя, Бейрут, затем Палестина, Александрия и Каир.
В Бейруте девушка познакомилась с Зинаидой и Петром Лещенко. Несмотря на заманчивый контакт в Ницце, он переезжает в Бухарест. Здесь Лещенко помог 17-летнему певцу найти работу в Pavtlion-Ruess. Здесь артист исполнил цыганские и французские песни, а также спел с отцом. Алла Баянова в видео Алла Баянова также выступила в качестве солистки цыганского хора в баре «Лещенко». Оркестром дирижировал музыкант Жорж Ипсиланти, впоследствии ставший мужем Аллы. Его лирическое танго исполнила Алла Баянова в 1930-х годах на пластинках «Голос его хозяина» и «Колумбия». В конце 1930 года Баянова рассталась с мужем и стала записываться в польскую студию «Сирена-Электро». В 1940 году Николай Баянов перестал петь из-за болезни. Также Алла выступала в Театре Альгамера. Однажды к ней подошли румынские спецслужбы и забрали девушку, потому что она пела русские песни. Ее выслали из Бухареста как агитатора Советского Союза и держали в заключении на год.
Там, в лагере, Алла Баянова узнала о начале войны. Освободили девушку в 1942 году, но выступить помешала фамилия второго мужа, помещика.
Фильм об Алле Баяновой В конце 1950-х Алла Баянова пошла работать в бар «Можарден». Там пела вторая жена Петра Лещенко, но сам Петр уже был арестован. За следующие два десятилетия артист записал 8 пластинок. После объявления националистической цензуры, а также политической цензуры Алла снова оказалась безработной. Он задумался о переезде в СССР. Но она присоединилась к союзу поздно, на три недели, когда в 1976 году гастролировала по Украине с румынской поп-группой. Впоследствии Алла Баянова несколько раз была в СССР. В 1984 году был в отпуске, был в Москве, Ленинграде и Риге, приехал в Ригу на юбилей Константина Сокольского и за вечер исполнил несколько песен. Здесь он познакомился с сыном Оскара Строка, с которым познакомился в Бухаресте в 1930-х годах.
В 1986 году Алла снова вернулась в Москву. Потом спел две пластинки. Спустя два года Баянова уже переехала в российскую столицу, нашла слушателя и признание.

Оцените статью
Блог про мужей известных женщин